Center for a Stateless Society
A Left Market Anarchist Think Tank & Media Center
О неизбежности крушения государства

The following article is translated into Russian from the English Original, written by Kevin Carson.

Перефразируя столетней давности известное выражение социалистки Розы Люксембург «у нас есть выбор лишь между свободой и варварством», мы можем сказать: у нас есть выбор лишь между авторитарным институтом корпоративного государства и зарождающимся обществом самоорганизующихся сетевых добровольных ассоциаций свободных граждан.

Государство падёт и будет заменено обществом, в котором люди смогут свободно объединять усилия и навыки, как они считают нужным и обмениваться продуктами своего труда с равными им в правах людьми.

Или же, государство преуспеет — и породит из себя технофашистскую империю, окончательно упразднив человеческую свободу и уничтожив биосферу, что называется, синим пламенем. Теперь, когда конфликт уже начался, возврат к прежнему осуществить будет невозможно.

Винай Гупта, среди всего прочего специалист по безопасности, утверждает, что принятие NDAA (санкционирующего аресты без суда по множеству поводов) и закрытие сервера MegaUpload без судебного разбирательства свидетельствуют о приближении США к полноценному фашистскому государству.

Он не исключает возможность того, что когда правительства Испании и Греции ослабнут под влиянием сетевого противодействия, в Исландии наступит рай информационной свободы, а на юге начнется массовое отделение от неолиберального мира, Соединённые Штаты втянутся в страшную мировую войну подавления мятежей, используя воздушные удары, блокады, информационное воздействие, шпионские операции, беспилотники и технологии управления толпой для подавления свободного порядка. Уличные столкновения между бойцами спецназа и активистами движения «захватчиков» являются лишь репетицией, каковой была Испания для Второй мировой войны.

Даже если это произойдёт, я верю, что государство и все его авторитарные институты падут.

Поскольку локальные узлы самоорганизующейся сетевой структуры свободны действовать и создавать новое, не ожидая никаких разрешений от бюрократического аппарата, и любой другой узел сети тоже свободен учиться на примере и перенимать нововведения без разрешения, это позволяет в полной мере использовать преимущества гибкости сетевых организаций такими способами, которые совершенно недоступны авторитарным иерархиям.

Ранее мы уже видели такие примеры. Утилита DeSopa для браузера Firefox, позволяющая заходить на сайты по их IP-адресам в обход SOPA, была разработана ещё до того, как проект SOPA был представлен к принятию. Анонимус осуществил массированные DDOS-атаки в ответ на отключение сервера MegaUpload в тот же день, тогда как операция по отключению готовилась федеральными властями несколько месяцев. Прошлым летом, когда иранские власти предприняли попытку закрытия сети Tor, предоставляющей анонимный доступ и шифрованное соединение, разработчики в тот же день выпустили исправление, восстанавливающее её работоспособность.

Другие примеры гибкости — это молниеносное распространение «Арабской весны» по Среднему Востоку и Европе, а также быстрое прорастание лагерей движения «захватчиков» в сотнях городов по всему миру за считанные дни. Эти сетевые движения практически мгновенно реагируют на полицейские репрессии в каждом конкретном месте. Местные власти и национальные правительства обычно оказываются застигнутыми врасплох массовостью сопротивления на их собственной территории, так что вряд ли что-то могут предложить в помощь другим режимам, шатающимся под подобным полномасштабным прессингом. На ум приходит фраза: «Два, три, много вьетнамов».

Сопротивление также по мере сил способствует конфликтам между государствами, так как преимущество переходит от иерархий к сетям. Попытки американского государства добиться гегемонии для подавления сетевых восстаний сталкиваются с растущей антиамериканской коалицией небольших государств, спровоцированной господством одной империи. Технологические преимущества, порождаемые асимметрией войны, означают, что даже малые государства смогут разрабатывать эффективные методы взлома и противодействия американским технологиям мирового господства, при сравнительно небольших затратах. О чём свидетельствует недавно начавшаяся одержимость американских служб государственной безопасности идеей дешёвого оружия типа «булавы ассассина» и «локального отказа», которые потенциально угрожают их способности распространять свою власть на весь мир.

Как и утверждает Гупта, принципиально злая природа борьбы американского государства с повстанцами приводит к когнитивному диссонансу среди правителей, так как многие солдаты и полицейские становятся деморализованными из-за неспособности посмотреть в глаза правде о своей миссии наёмного убийцы государства (например Брэдли Мэннинг), становятся обеспокоены несоответствием между официальной пропагандой и тем, что видят их собственные глаза, также как доступ населения к неофициальным новостям и потоковому видео подрывает официальную трактовку событий. В связи с этим, руководство страны не может доверять мотивам своих солдат и других чиновников, или дать им полную автономию и нефильтрованное знание о реальности, которые требуются для эффективной сетевой борьбы.

Как отметил Джулиан Ассанж, в момент когда авторитарные иерархии атакуемы извне, они становятся более хрупкими и менее прозрачными для самих же себя.

Комбинация быстрой адаптации к изменяющимся ситуациям у сетевой структуры с деморализацией и внутренней непрозрачностью иерархий означает, как правило, что сетевые структуры остаются внутри того, что стратег Джон Бойд называет «НОРД-петлёй» иерархии: они держат противника постоянно в состоянии неравновесия и заставляют реагировать на ситуации, вместо того, чтобы создавать их.

В долгосрочном же периоде у государства нет жизнеспособной альтернативы сетевой структуре.

Статья впервые опубликована Кевином Карсоном, 12 ноября 2011.

Перевод с английского Tau Demetrious.

Markets Not Capitalism
Organization Theory
Conscience of an Anarchist