Создание альтернативы государству

Когда человек с благими намерениями пытается проникнуть в государственно-непотическую капиталистическую систему, то его ожидает один простой сценарий. Сначала его проглотит эта система, у нее начнется несварение и в итоге систему вырвет остатками всего благого в этом человеке. Система, которая нацелена с самого начала на гниение будет существовать лишь в хаосе. Правила этой игры никогда не позволят изменить систему, потому что сама система готова поощрять уничтожение ее противников.

Ги Дебор правильно подметил, что крушение СССР и становление рыночной экономики приведет к торжеству нового вида спектакля — интегрированного, который будет совмещать в себе диктат потребления и сильный репрессивный аппарат. Тотальное разрушение рыночной экономики привело к дальнейшему корпоративизму. Диктатура Путина построилась благодаря тому, что обнищавшие граждане обменяли свои права и свободы на потребление. Любящим свободу людям приходиться сталкиваться с больно бьющими дубинками, властью супермаркетов и клептократов. Созданный еще на конце жизни Советов спектакль «социализма» подготовил почву для торжества любителей огромных мешков денег и насилия. Пример современной России является хроникой предательств народа и лицемерного восхваления спектакля. Пока люди находились в розовых очках, спектакль смог уничтожить почти все альтернативные мнения, благородных людей и ввести дополнительную дозу наркоза.

А что делать?

Самое лучшее противодействие это попытка перехитрить изворотливую систему. Обычна коррумпированная система доходит до такого уровня деструктивности, что возможная альтернатива станет ожидаемым вариантом среди высвобожденных (detournement) людей. Создающий альтернативу должен и учесть желание людей, свои идеалы лучше всего поставить на второй план. Если Вы будете бороться с олигархией, то Вы должны будете учесть классовые интересы угнетенных и их желание улучшения социальной защищенности. Такие поставленные цели моментально снимут розовые очки с людей, может быть Вы будете удивлены, но не каждый «аутсайдер» или даже представитель системы имеет продуманный план. Большинство людей пытаются гнаться за повесткой, но не создают ее.

Наилучшим ожиданием скорее всего станет демократическое общество, которое будет раздавать привилегии и улучшать потребление. Очевидно, что это не верно, ослепленным спектаклем людям стремятся привить принцип «бояре плохие, но более добрые бояре — хорошие». Нужно сразу дать понять людям, что этот аргумент является беспочвенным и деструктивным. Если люди начнут понимать, что управленцы в большинстве случаев принимают плохие решения, то у них появится мотивация самоорганизовываться.

Децентрализация и плюрализм мнений — ключ к решению любых проблем с государством.

Сущность самоорганизации и ее реализуемость

Что бы Вы сделали, если бы ваш город захватили бы олигархи и их корпорации? Как бы выглядела альтернатива официальной власти?

«Наше решение — самоуправление!» — один из известных анархических лозунгов.

Кропоткин охарактеризовал общество как «очень сложный результат тысячи столкновений и тысячи соглашений, вольных и невольных, множества пережитков старого и молодых стремлений к лучшему будущему». Нам важно признать, что взаимопомощь и самоорганизация являются главными столпами анархического общества, без которых оно невозможно. На этих фундаментальных понятиях отношения между людьми станут крепкой связью, на которой может быть выстроена огромная неразрывная цепь взаимодействий.

Люди, которые хотят нести определенные идеи и интересы должны объединяться в децентрализованные группы. Можно ли представить объединение жильцов одного дома, которые будут принимать взаимовыгодные решения по благоустройству своих квартир, дворов и улучшению подъездов? Такое единство людей является разумным. Данный пример является наиболее минималистичным и наиболее вообразимым. Более сложные структуры способны образовываться органически вместе с малыми, или же на них оказывается влияние иных органических структур.

Децентрализация не означает того, что объединения не могут соединиться в более крупный территориальный орган. Главное, чтобы все объединения не съело одно лицо, которое может обладать авторитетом и влиянием. Такая ошибка возможна, но в этом могут быть виноваты сами объединения.

Федеративная система является противоположностью правительственной централизации. Власть и свобода, два вечно борющихся принципа, вынуждены всегда идти на соглашение друг с другом. «Федерация разрешает все трудности, возникающие из соглашения между свободой и властью. Французская революция заложила предпосылки нового порядка, секретом которого обладает ее наследник, рабочий класс. Этот новый порядок, новое устройство, заключается в следующем: объединить все народы в конфедерацию конфедераций». Выражение употреблено неслучайно: «всемирная конфедерация» было бы слишком огромно; нужно, чтобы крупные объединения федерировались бы между собой.

Бакунин лишь развил и усилил федералистские идеи Прудона. Подобно Прудону, он признавал превосходство федеративного единства перед единством «авторитарным»: «Когда ненавистная мощь государства больше не будет принуждать личности, объединения, ассоциации, коммуны, области, районы жить вместе, они будут гораздо более тесно связаны и образуют значительно более живые, более реальные, более мощные единства, чем те, что их заставляют образовывать сегодня под одинаково давящим и изнурительным для всех гнетом государства». Авторитарии «вечно смешивают (…) формальное, догматическое и правительственное единство с единством живым и реальным, которое может возникнуть лишь из наиболее свободного развития всех личностей и всех коллективов и из федеративного и абсолютно свободного союза (…) рабочих ассоциаций в коммуны, а затем коммун в регионы, регионов в нации».

Альтернатива существующей экономике

Для практического примера построения самостоятельной экономики стоит обратить внимание на заметки Петра Кропоткина. В Дмитрове Кропоткин увидел проявление революционной перестройки, обратив внимание на возникновение и успешную деятельность местной кооперации.

Собственно, кооперативный путь строительства социализма привлекал его давно. При этом Кропоткин обращал внимание на бурное развитие кооперации в России в начале века. В письме к Марии Гольдсмит он отмечал в декабре 1912 года: «Крупное движение в России – это кооперация. Я получил из Кургана Томской губернии газету Союза маслодельных артелей. Это нечто поразительное… В 625 селах – кооперативные лавки, около 1000 артелей…». Идею кооперации Кропоткин «вывез» из Англии. Собственно, там она и родилась. В 1844 году 28 ткачей образовали «Общество рочдельских пионеров», по сути потребительский кооператив. Они опубликовали свой манифест, положив начало движению, на исходе XIX века охватившему большинство стран мира.

Все дело здесь, как понял Кропоткин, – в следовании присущим от природы человеку качествам – общительности, солидарности, взаимопомощи. В кооперации видел Кропоткин воплощение своих этических идей.

Можно ли воплотить идеи в реальность?

Оптимистично говоря: конечно. Все зависит от людей, окружающей среды и иных условий. У людей должна быть выработана традиция отвращения к авторитетам, иначе их конформизм и лояльность станут деструктивными. Чем больше люди погружены в спектакль, тем легче их вытащить и дать правильный путь. Когда все люди добровольно откажутся от государства, тогда анархисты всего мира перестанут ругать этатистов.

The Anatomy of Escape
Free Markets & Capitalism?
Markets Not Capitalism
Organization Theory
Conscience of an Anarchist