Center for a Stateless Society
A Left Market Anarchist Think Tank & Media Center
Почему корпоративный капитализм нежизнеспособен

The following article is translated into Russian from the English original, written by Kevin Carson.

Я не марксист, но некоторые идеи Маркса нахожу приемлемыми. Старик Карл определённо умел завернуть словцо. Тот, кто способен придумать что-то навроде прудоновских “ассоциаций трудящихся” не может быть совсем уж плох. Один из лучших, по-моему, его пассажей тот, что новые производительные силы в конце концов “становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой”, и в какой-то момент “оболочку разрывает на куски”.

Другой источник ярких образов – преамбула Конституции Индустриальных Рабочих Мира. Взять хотя бы: “… мы формируем структуру нового общества в оболочке старого”.

Эти две фразы блестяще описывают затруднительное положение вскормленного государством корпоративного капитализма. Капитализм как историческая система существует пятьсот лет или больше, и государство с самого начала участвовало в его формировании и дальнейшем сохранении в неизменной форме. Но государство оказалось ещё сильней, если это вообще возможно, вовлечено в модель корпоративного капитализма, который превалирует на протяжении последних 150 лет. Корпоративные титаны, доминирующие в нашей экономической и политической жизни, вряд ли прожили хотя бы год без продолжающейся интервенции государства в рынок с целью поддерживать их в виде субсидий и монопольной протекции.

Эта система сейчас достигает своих пределов устойчивости. По следующим причинам:

1) Монополии, от которых всё зависит, становятся всё более и более неосуществимыми. Особенно «право интеллектуальной собственности».

1а) Копирастическая промышленность уже полностью проиграла бой против свободного файлообмена.

1б) Промышленные патенты осуществимы только в условиях олигопольной промышленности и олигопольных розничных сетей, снижающих трансакционные расходы – но неосуществимы против соседского гаража-завода, использующего пиратские CAD/CAM-файлы.

2) Дешевые инструменты производства и почвенно-эффективного садоводства создают:

2а) возможность самозанятости и как следствие конкуренцию монополиям;

2b) снижение возможности для выгодных инвестиций для избыточного капитала и уничтожение прямой нормы прибыли (DROP)

3) Государственные субсидии производства приводят к геометрическому росту спроса на эти субсидии, опережают способность государства на поставку и втягивают его в хронический финансовый кризис. На протяжении веков государство предоставляло крупным агрокапиталистам привилегированный доступ к земле, украденной у её законных владельцев – трудящихся классов. За 150 лет, оно получило субсидированные железные дороги, аэропорты и дороги для дальних перевозок, и ирригационные системы для фермерства. Но как вам расскажет любой студент факультета микроэкономики, субсидирование значит всё больше и больше, если оно будет потребляться далее. Таким образом, вы получите агробизнес, неэффективный с точки зрения использования земли и воды, и промышленность, которая достигает ложной экономии, производя искусственно большие площади на рынке. И каждый год они получают большие государственные субсидии, чтобы данная бизнес-модель оставалась прибыльной.

4) Ужесточение тенденции к перенакоплению и стагнации, увеличивающей количество хронического дефицита необходимых расходов для кейнсианского управления совокупным спросом, а также ужесточение финансового кризиса. Государство построило громадный военно-промышленный комплекс и создало все прочие бюджетные отрасли, чтобы поглотить избыток капиталовложений и преодолеть тенденцию системы к производству излишков и избыточного капитала, и поддерживать все больший и больший дефицит, лишь бы предотвратить крах, который по сути уже давно произошёл.

Если вкратце, капитализм зависит от постоянно растущих объёмов государственного вмешательства в рынок для своего выживания, и когда соска иссякает, система попадает в точку невозврата.

В результате получается система, в которой корпорации “лежат в постели” с государством. А тем временем, на задворках этой корпоративной капиталистической “тюрьмы” выросли такие вещи, как свободное программное обеспечение и его культура, свободный промышленный дизайн, пермакультура и низкобюджетный гаражный микромануфактуринг, отламывающий куски от корпоративно-государственной экономики. Постоянно растущая доля труда и производства исчезает в релокализованной устойчивой экономике, самозанятости, трудовых кооперативах и неформальном домашнем хозяйстве. И в конце концов, они все, как стая пираний, просто съедят корпоративных динозавров.

Статья впервые опубликована Кевином Карсоном, 25 мая 2012 г.

Перевод с английского Tau Demetrious.

Markets Not Capitalism
Organization Theory
Conscience of an Anarchist