Center for a Stateless Society
A Left Market Anarchist Think Tank & Media Center
Торрент-деньги, теневая интернет-экономика и революция малых издержек

The following article is translated into Russian from the English original, written by Kevin Carson.

Роман Нила Стивенсона “Алмазный век” описывает будущее через несколько лет после того, как защищённые счета и электронная коммерция перевели большую часть экономических операций на черный рынок вследствие способности правительства к контролю и регулированию, что и привело налоговые базы по всему миру к взрыву. Вслед за этим в кратчайшие сроки рухнуло большинство империалистических держав. В ходе последовавшего междуцарствия, недееспособные государственные империи подверглись вытеснению со стороны городов-государств и сетевых глобальных сообществ граждан, называемых “филы” (древнегреческая родовая община). Основные филы лизинговых анклавов находились в большинстве крупных городов-государств по всему миру, так же как гильдии венецианских купцов жили в арендованных “венецианских кварталах” в крупных портовых городах Средиземноморья.

Членство в филах было добровольным, и предоставление общественных услуг и социальной защиты, ранее связанных с государствами, в основном было привязано к добровольной подписке членов филы. Это, кстати, модель оказания услуг в некоторых союзах, таких как Гильдия киноактеров США. Пособие по безработице и медицинское страхование покрываются скользящей шкалой премии, которая начисляется с процентов от трудового дохода участника.

Это было представлено как реальная модель чернорыночной экономики и устойчивых общин в грядущую эпоху отсутствия государств такими мыслителями, как Даниэль де Угарте и Джон Робб.

Так что вы можете представить мою реакцию на Bitcoin, “электронно-расчетную P2P-систему”.

Джейсон Калаканис и его коллеги из LAUNCH описывают Bitcoin как “самый опасный проект, который мы когда-либо видели” (15 мая 2011 года). Не только как “самый опасный проект с открытыми исходниками из когда-либо созданных”, но “возможно самый опасный технологический проект за всё время существования Интернета”. Он “может свергнуть правительства, дестабилизировать экономику и создать неконтролируемые глобальные рынки контрабанды”.

Красота этой системы в том, что в ней нет центральной сети серверов, которую можно было бы отключить. Так же, как в системах файлообмена, Bitcoin обмениваются с одного ПК или КПК на другой с помощью открытого ключа шифрования. Так что простой поимкой и уголовным преследованием конечных пользователей с последующим суровым наказанием в данном случае невозможно остановить работу системы. Это хорошо демонстрирует текущая ситуация вокруг компаний, производящих проприетарный контент.

В настоящее время в обороте находятся 6 млн. биткоинов общей стоимостью около 40 млн. долл. Биткоины генерируются по сложному алгоритму, общее количество их ограничено уровнем в 21 млн. После достижения этого уровня увеличение товарооборота должно будет компенсироваться повышением ценового курса биткоинов и дефляцией Bitcoin-деноминированных цен.

Этот фиксированный лимит биткоинов и требование дефляции цен после его достижения – одно из тех мест, по которому идея Bitcoin была подвергнута критике. Другая уязвимая сторона заключается в том, что поскольку биткоины не деноминированы в привычных единицах измерения, таких как доллары, это приведет к путанице при использовании биткоинов как средства обмена человеком с улицы.

Как фанат альтернативной валюты, я хотел бы добавить, что вы можете участвовать в Bitcoin-деноминированном обмене только если вы уже получили в собственность биткоины из предыдущих транзакций. Это безусловный недостаток по сравнению с видами “сетей обоюдного кредитного клиринга”, предложенными Томом Греко. Обоюдный кредит Греко не является складом для накопления ценности, полученной в результате предшествующих транзакций, а просто мера, обозначающая стоимость товаров и услуг для обмена в как в текущий момент, так и в будущем. Покрытие происходит исключительно из товаров и услуг как таковых. Даже если ни одна из сторон обмена не имеет доступных средств, одна из них может взять на себя дебетовые к её счету, покупая товар или услугу у другой стороны, а затем удалить дебетовые, продавая свои товар или услугу первой стороне. Система плавающего банковского баланса работает в точности как расчетный счет, за исключением того, что система позволяет ограниченное отрицательное сальдо в течение ограниченного периода времени. Как многие локальные бартерные сети, которые процветали во время Великой Депрессии, это — система для облегчения обмена даже в ситуации “отсутствия денег”.

Однако, несмотря на все мои оговорки, я считаю что Bitcoin может быть фундаментом больших потрясений. Основатель Pirate Party Рик Фольквинг называет Bitcoin “Банковским Napster-ом” ​​(11 мая 2011 года).

Как утверждал Фольквинг, обычно не самая многофункциональная версия новой технологии достигает критической массы, необходимой для массовой популярности. Скорее, наиболее дружественная к пользователю. “…Обычно проходит около десяти лет, от концепции технологии или применения технологии, перед тем как кто-нибудь находит волшебный рецепт, как сделать эту технологию достаточно легкой в использовании. И когда это произойдет, мальчик, впереди популярность.”

Технологии для обмена цифровой музыкой были с нами в течение десяти лет, с того момента когда Шон Фэннинг вперые запустил Napster. Передача видео была возможна только для гиков в течение десяти лет, до тех пор пока не появился YouTube. Фольквинг считает, что с Bitcoin произойдет то же самое, только как для электронной криптовалюты. Bitcoin будет делать с банкингом то же, что BitTorrent делает с музыкальной индустрией.

Вот как Фольквинг описывает последствия:

{{Правительства мира находятся на грани потери способности заглядывать в карманы своих граждан. Они могут потерять способность захватить активы, они могут потерять способность собирать долги. И даже применение силы в таком мире не поможет: все в зашифрованном виде, и уничтожение отдельно взятого компьютера любым количеством полицейского вооружения кончится пшиком.

Все оружие мира в руках всей мировой полиции бесполезно против способности общественности держать свою защищенную криптографией экономику при себе….

…. Децентрализованная, неконтролируемая экономика, где одно пожизненное трудоустройство уже не является основной целью в жизни для каждого человека – это то, что я называю стихийной экономикой, и я предсказываю, что она переустроит общество в безмерно большей степени, чем его переустроила возможность скачать рэп-музыку бесплатно.}}

Это жизненно важно для центральной темы моей работы: появление негосударственных пространств, в которых возможно функционирование низкозатратной неформальной, “домашней” экономики, огражденной от способности государства создавать входные барьеры, вводить искусственные затраты на производителей с низким уровнем накладных расходов и собирать ренту на искусственно созданном дефиците. Это навязывание несправедливых “законов”, продлевает цепляние за жизнь корпоративных динозавров и позволяет ростовщикам, землевладельцам и владельцам проприетарного контента и дальше собирать дань с нас с вами.

Есть все виды возможностей для альтернативной экономики, где большая часть экономической деятельности проходит через электронную криптовалюту.

До сих пор патенты были соблюдаемы в значительной степени из-за незначительности трансакционных издержек, возникающих в ситуации, когда горстка олигопольных производителей в отдельной отрасли (которые зачастую обмениваются или объединяются патентами) торгует ограниченным числом моделей товаров через массовые розничные сети. Что же происходит, когда подделки популярных запатентованных товаров начинают производиться в гаражах и нет никакого поддающегося проверке учета покупок? Например, ремонтные мастерские Shanzhai сегодня клепают подделки в третью смену на самопальных станках с ЧПУ, стоимостью всего $10 000, которые можно купить на три-четыре месячные зарплаты заводского рабочего.

Что происходит, когда безработные и частично занятые люди начинают использовать технические возможности для создания низкозатратных домашних микропредприятий, пренебрегающих зонированием и лицензированием и фиктивными стандартами “безопасности” и “здравоохранения”, реальная цель которых заключается в навязывании искусственно высоких издержек и требований к капитализации, а также ликвидации возможности оставаться в бизнесе без потока выручки, достаточного для амортизации? Скажите “привет” бытовой микро-пекарне, использующей обычные кухонные печи, услугам такси с парком из личных автомобилей, домашним детсаду и салону красоты, сырому молоку и мясу животных без чипов RFID и т.д., участвующих в бартерном обмене друг с другом и с вышеупомянутыми гаражными малыми производителями в теневой интернет-экономике. И все это в то время, когда государство, более известное как исполнительный комитет правящего класса, вслепую мечется в темноте, чтобы предотвратить это.

Наибольший эффект от файлообмена состоит в ликвидации искусственного дефицита и выплат ренты владельцам контента, приводящей целый сектор экономики к коллапсу до уровня предельных издержек создания копий. Как сказал Крис Андерсон, атомы тоже хотят быть свободными – они просто не так напористы в этом.

Значение системы Bitcoin не может быть преувеличено. Электронные криптовалюты сейчас на стадии развития, аналогичной разработке компьютера “Альтаир”. Даже если Bitcoin на самом деле не Apple II – и может им вообще не быть – мы все равно очень близки к этому. Если Bitcoin и не новый мессия теневой интернет-экономики, то по крайней мере, это Иоанн Креститель, проповедующий его приход.

Статья впервые опубликована Кевином Карсоном.

Перевод с английского Tau Demetrious.